Россия, Чечня, часть 2. Литературные места.

Категория: Путешествия Опубликовано 26.10.2012, в 12:32 Теги: , , , Просмотров: 512

Рано утром мы выехали на север в Шелковский район Чечни. Эти места интересны тем, что расположены на равнине и исторически больше имеют отношение к русскому народу, нежели к чеченскому, так что это будет самый «нечеченский» пост из серии рассказов о Чечне, если так можно выразится, тем более, что речь ниже пойдет о местах, связанных с Толстым и Лермонтовым.

1.
Чечня, станица Старогладовская, дом-музей Л.Н. Толстого

Но сначала немного из истории Чечни и, в частности, этой территории. Несколько столетий назад большая часть равнинной Чечни была заселена русскими (терскими казаками, название которых произошло от реки Терек). Потому и населенные пункты до сих называются здесь станицами и хуторами. После победы над Астраханским ханством эта земля вошла в состав России. В том же 16-м веке, когда происходили вышеописанные события, чеченцы, ушедшие в горы во времена нашествия монголов, стали также понемногу заселять равнину. Мирное соседство заканчивалось, когда на карту ставился вопрос о том, кто здесь хозяин. С завершением Кавказской войны Россия окончательно укрепила здесь свои позиции. Потом началась Революция, вскоре Советская власть проникла и в горы. Сначала чеченцы встретили ее благожелательно. Но такое отношение быстро сменилось, когда на повестку дня встал вопрос о запрете религии, что для глубоко верующего и основанного на вековых традициях общества было неприемлемо. С 30-х годов прошлого века случаи вооруженного противостояния Советам в республиках Кавказа были обычным делом. На такой почве часть народа (сложно сказать, что все или даже большинство) ожидала прихода немцев, как освободителей, что властями в Москве было трактовано как коллаборационизм. В итоге в кабинетах Кремля было принято решение о принудительной депортации чеченцев и ингушей (и других) в Казахстан. Операция с издевательским названием Чечевица проводилась в период с 23 февраля по 9 марта 1944 года. Переселили почти полмиллиона человек. В то же время в опустевшие дома заселяли людей из других республик. Подробнее о депортации можно прочесть ЗДЕСЬ. Но разговор не об этом, а о том, что когда депортированным все же было разрешено вернуться на родную землю во второй половине 50-х годов, запрет на поселение в горной местности так и не был снят (под предлогом того, что в горах сложнее следить за порядком), а во многих бывших домах переселенцев к тому моменту вполне официально жили другие люди, о судьбе которых государство позаботиться не удосужилось. Получилось, что несколько сотен тысяч человек вернулись домой, но остались без крова. Начались стычки с новыми хозяевами, перераставшие даже в крупные погромы с жертвами. Была восстановлена Чечено-Ингушская АССР, ликвидированная в период депортации, правда, несколько в других границах. Пригородный район, к тому моменту уже плотно заселенный осетинами, остался за Северной Осетией и это спустя десятилетия станет причиной войны осетин и ингушей. В качестве «компенсации» к Чечне присоединили два района Ставропольского края, даже не уведомив жителей (преимущественно русских) этих районов. Все эти события имели далеко идущие последствия, и повлияли не только на взаимоотношение русского и чеченского народов, но и явились косвенной причиной национализма начала 90-х и прошедших затем военных конфликтов. Не имея возможности вернуться в родные дома в горах, люди стали заселять равнину. На почве отсутствия жилья стали возникать межнациональные конфликты, в результате которых численность коренного населения равнинной Чечни стала со временем уменьшаться в пользу чеченцев. Часть уехала из-за гнетущей и неспокойной обстановки, часть из-за безработицы. Ну а окончательную точку поставили последние два конфликта, в результате которых ни потомков казаков, ни других народов в станицах северной Чечни почти не осталось.Так, если до депортации в том же Шелковском районе чеченцев не было, в конце 80-х чеченцев было меньше половины (37.5%, русских – 31.5%, еще треть – другие народы), то в 2002 году чеченцев было в 10 раз больше, чем русских (7.9% и 75.1%). Сейчас русских около 4-х процентов. И виной всех этих потрясений и переворотов, выпавших на долю всех народов, являлись «большие» люди в московских кабинетах…

Мы выехали из Грозного рано утром. Проехали ресторан «Таганка» и улицу им. генерала Г.Н. Трошева и взяли курс на север. Вскоре показались крыши домов села Толстой-Юрт. Название это помнит каждый, кто смотрел телевизор в 90-е. Место гибели Аслана Масхадова. Земля здесь плоская и горизонта не видно. Мы как раз держали путь в станицу Старогладовскую, где хранят память о Льве Николаевиче Толстом. Возможно и Толстой-Юрт назван по фамилии писателя.

2.

Добыча нефти:

3.

Попросили нашего водителя Зелимхана свернуть с дороги. Было желание подойти к Тереку. И тут первый раз столкнулись с чеченским характером, про который мне не раз рассказывали те, кому довелось служить с чеченцами в армии еще до всех этих войн (сейчас, кстати, если кто не знает, юноши с Северного Кавказа от службы в армии освобождены). Зелимхан решил не просто свернуть с дороги, но подъехать к самой воде, а может и форсировать реку (кто его знает, решения он принимал молча, не советуясь) и никакие отговоры на него не действовали. Микроавтобус вскоре увяз в какой-то луже, в ход пошла лопата и, помяв в схватке с грязью бампер, мы вернулись на трассу. Кстати, только благодаря такому же проявлению упертости (в положительном смысле, конечно), мы через два дня попадем в город мертвых Цой-Педе, но об этом будет рассказ в свое время.

Берег Терека густо зарос, подойти к воде в этом месте нереально. Только и видно узкую полоску воды сквозь камыш.

4.

Проехали поворот на Хасавюрт и какие-то станицы. Дороги тут приемлемые, природа не интересная, равнина. И вскоре оказались в станице Старогладовской, где находится Литературно-этнографический музей Л. Н. Толстого.

Знакомьтесь, это Салавди Загибов, директор музея.

5.

Экскурсовод сотрудник музея. Смотрел чьи-то старые фотки, снятые во время посещения этого музея. Этот парень был и на них. Сразу видно, к фотоаппарату привык, взгляд не отводит. (А у нас-то в музеях все больше тетки неопределенного возраста работают.)

6.

Экскурсию нам проводил лично директор, поэтому ему и слово. (Далее часть заметки о Салавди и музее, найденная мной в интернете).

Сегодня мы не можем похвастаться тем, что сохранили и приумножили все культурное наследие нашего народа. Многие исторические памятники — книги, рукописи, картины и т.п. расхищены или уничтожены в результате последних двух войн. Оставшиеся фрагменты истории многим музеям приходится буквально собирать по крупицам. 
На этом фоне почти в своем первоначальном виде сохранились экспозиции литературно-этнографического музея имени Л.Н.Толстого. Первоначально музей был размещен в бывшем здании школы, построенном в 1913 году на средства станичников. Этой школе, первой в России, в 1914 году было присвоено имя Льва Николаевича Толстого. Позже в этом здании размещались основные экспозиционные площади музея. Новая экспозиция музея создана в 1984-1987 гг. Познакомиться с историей края, с историей жизни самого Л.Н.Толстого, совершить экскурсию в прошлое сюда приезжали не только жители района и республики, но и со всего СССР. По словам С.Загибова из двух лет и семи месяцев, которые патриарх русской литературы прожил в Чечне, год и семь месяцев Толстой провел здесь, в станице Старогладовская и известным стал после написания знаменитых рассказов на кавказские сюжеты.
(http://www.checheninfo.ru/14620-chechnya-literaturno-etnograficheskiy-muzey-ln-tolstogo.html)

7.

Не так давно здание музея выглядело так (фото с сайта www.chechnyatravel.com). Во время реставрации старое здание обрушилось. Как в том анекдоте: вскрытие показало, что пациент умер от вскрытия.

8.

В 2009 году было построено новое здание, но оно пока пустует.

9.

Чем же в этих краях отметился Лев Николаевич? Как сказал Салавди: родной брат писателя, будучи военным и проходя службу на Кавказе, видя как Лев, ведя разгульный образ жизни, опускается после отчисления из университета за неуспевание, вывез его на Кавказ, вроде как на реабилитацию. В Википедии эти события описаны так: После оставления университета прошло 4 года, когда в Ясную Поляну приехал служивший на Кавказе брат Льва Николаевича Николай, который пригласил младшего брата присоединиться к военной службе на Кавказе. Лев согласился не сразу, пока крупный проигрыш в Москве не ускорил окончательное решение. Чтобы расплатиться по долгам, надо было сократить свои расходы до минимума — и весной 1851 года Толстой торопливо уехал из Москвы на Кавказ без определённой цели. Вскоре он решил поступить на военную службу, но явились препятствия в виде отсутствия нужных бумаг, которые трудно было добыть, и Толстой прожил около 5 месяцев в полном уединении в Пятигорске, в простой избе. Осенью 1851 года Толстой, сдав в Тифлисе экзамен, поступил юнкером в 4-ю батарею 20-й артиллерийской бригады, стоявшей в казачьей станице Старогладовской, на берегу Терека, под Кизляром. С лёгким изменением подробностей она во всей своей полудикой оригинальности изображена в «Казаках». Те же «Казаки» передают и картину внутренней жизни бежавшего от московской жизни молодого барина. В казачьей станице Толстой стал писать и в 1852 году отослал в редакцию «Современника» первую часть будущей трилогии: «Детство».

Так выглядел Толстой в те годы:

10.

Стенды и картины, снятые со стен разрушенного музея, еще стоят на полу:

11.

Старичок-боровичок:

12.

Долгие годы здесь все держалось благодаря усилиям бессменного – до самой своей смерти в 2008 году – директора музея Хусейна Загибова, отца Салавди. В военные годы он охранял его по ночам, часто находясь в помещениях (в том числе и в казацкой избе) без тепла и света, а сыновья Хусейна дежурили в музее днём. Два или три раза музей грабили. И хотя здесь бывал и Дудаев, и Ахмат Кадыров, в разрушенной республике были дела и поважнее музеев. Реальная поддержка, если я правильно понял, начала появляться только в последние годы.

13.

Роспись Джохара Дудаева в гостевой книге. Интересно, что он написал «здесь, в СтарогладКовской». Также станица называется на Яндекс.картах, поэтому я ее некоторое время не мог найти. Это ошибка или станица переименовывалась?

14.

Роспись Ахмата Кадырова:

15.

Поскольку в новом здании музея показывать нечего Салавди отвел нас в подвал, где запираются еще не выставленные фонды музея.

16.

Помимо прижизненных изданий Толстого и фотографий здесь хранятся предметы быта казаков и чеченцев, а также оружие.

17.

Зелимхан, похоже, знает толк в оружии. Ну а какой чеченец не знает?

18.

19.

Одежда и украшения:

20.

21.

Крохи, оставшиеся в республике от православия:

22.

23.

24.

25.

Рядом со зданием музея стоит несколько домиков, представляющих собой «Двор казака и горца середины 19 века». Здесь представлены стилизованные постройки времен Л. Н. Толстого, предметы быта, орудия труда. Хотя в некоторых источниках утверждается, что где-то здесь есть сам дом, в котором жили братья Толстые, я этот момент или упустил или это неправда. Дома, представленные ниже, лишь воспроизводят быт терских казаков полтора столетия назад.

Дом:

26.

27.

Еще дом:

28.

29.

Хозяйственная постройка:

30.

Салавди угостил нас чаем со сладостями, сам отказавшись присоединиться ввиду начавшегося месяца Рамадан. Запомнилась тарелочка.

31.

Попрощавшись, мы уехали назад, по дороге сделав небольшую остановку в каком-то населенном пункте, где купили арбуз.

32.

Никого не смущающее соседство зубного врача и магазинчика по продаже кондиционеров в какой-нибудь подворотне можно увидеть в любой кавказской республике. Ну и конечно, любовь к жигулям здесь тоже на генном уровне.

33.

___________________________________________

Следующая наша остановка произошла в хуторе Парабоч, возле районного центра станицы Шелковской. Станица в далеком прошлом называвшаяся Шелкозаводской (в четырех километрах отсюда находился первый в России шелковый завод, открыть который велел еще Петр I) принадлежала некоему Сафару Васильеву, его внук Аким Хастатов был женат на Екатерине Алексеевне Столыпиной, сестра которой приходилась бабушкой М. Лермонтова. В 1987 году имение Хастатова (1760 года постройки) было признано памятником истории и культуры, что логично, ведь это самое старое здание в республике.

34.

Цитата:

35.

К 150-летию со дня рождения поэта в 1964 году здесь установили мемориальную доску.

36.

В целом, хоть место это и приятное, но о Лермонтове здесь напоминает (как и в случае с музеем Толстого) немногое. Вот печь, на которой он любил полежать в детстве:

37.

Вот гриб от трехсотлетнего дуба, под которым тоже любил лежать Лермонтов:

38.

Небольшой этнографический уголок:

39.

Плетенные шорты:

40.

Подвал дома; директор музея заслуженный работник культуры ЧР Светлана Темирбулатова показала нам «родную раму», снятую во время реставрации. За почти 250-летнюю жизнь этот дом ни разу не подвергался капитальному ремонту. Но 2008-м году во время инспекционной поездки по Шелковскому району Рамзан Кадыров обратил внимание на то, что музей необходимо отреставрировать. Сказано – сделано.

41.

Пара кадров из хутора Парабоч. Дом культуры:

42.

Обычный деревенский участок:

43.

Проезжая станицу Шелковскую, увидели обезглавленный памятник героям гражданской войны, бойцам одиннадцатой Красной Армии, павшим в борьбе за Советску власть в 1919 году.

44.

45.

46.

Продажа винограда на трассе. Мальчик – в футболке с надписью «Чечня».

47.

Заехали на мусульманское кладбище. Интересно, что хоронят здесь в порядке очереди, то есть представителей одной семьи не принято собирать на одном участке. Исключение: маленького ребенка могут похоронить рядом с матерью.

48.

49.

Флюгер полагается по одной версии тем, кто воевал, а по другой его ставят просто, чтобы выделяться. Где правда – так и не понял.

50.

Пейзаж:

51.

Въезд в Грозный:

52.

Под вечер посетили галерею Илеса Татаева, расположенную в его же доме, но фоткать не дали, а у меня в таких случаях интерес сразу падает ниже плинтуса, хотя посмотреть есть на что. Позже была прогулка по городу: проспект Путина и Грозный-сити, но об этом в другой раз.

Наш маршрут:


Карта

1 — Грозный
2 — Толстой-Юрт
3 — Старогладовская. Музей Л.Н. Толстого
4 — Парабоч. Музей М.Ю. Лермонтова

25 июля 2012 г.

В следующей части мы отправимся в горы к озеру Кезеной-Ам. Будет меньше слов и больше сказочной природы.

Все рассказы из этой поездки:

Часть 1. Перелет в Грозный.
Часть 2. Литературные места.
Часть 3. Дорога в Веденский район и озеро Кезеной-Ам.
Часть 4. Село Хой и возвращение в Грозный.
Часть 5. Дорога в Итум-Калинский район.
Часть 6. Мертвый город Цой-Педе.
Часть 7. Грозный – центр мира.
Часть 8. Донди-юрт и музеи Грозного.

P.S. Текст-ссылка написан не мной, по ссылке можно ознакомиться с первоисточником.

Вы можете поддержать блог, сделав перевод c банковской карты или кошелька, через Яндекс.Деньги или PayPal.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика